Латвийский дизайн

Если вас заинтересовал латвийский дизайн, у вас, как и у всех исследователей, есть два возможных варианта. Первый вариант — исследовать историческое развитие артефактов, символов и их функции; второй — проследить, как творческие люди решали и продолжают решать всевозможные проблемы, связанные с дизайном различных продуктов, по мере того как производство, технологии и общественное мнение менялись и меняются под влиянием окружающей среды и вследствие улучшения коммуникации.

На развитие Латвии и ее культуры, а в последствии и латвийского дизайна, повлиял тот факт, что с конца 13-го века завоевавшие данную территорию балтийские немцы имели доминирующее влияние на экономическую и общественную жизнь страны. Позднее — с начала 18-го века — свое влияние оказывала Российская Империя. До середины 19-го века коренные латыши были крепостными крестьянами и подчинялись немецким или русским феодалам, вследствие чего возможность приобрести бытовые товары на рынке выпадала крайне редко. Парадокс, но столь сложная ситуация привела к положительным результатам. Древняя матриархальная и духовная культура продолжала существовать, передавалась от поколения к поколению и развивалась далее. Латышский геометрический орнамент жив до сих пор и бережно хранится в национальном сознании как язык символов, так и конструктивная основа. Латвийский выбор цвета и материалов уходит корнями в историческую необходимость использовать ткань и краску домашнего производства, полученные от самой природы. Поскольку людям необходимо строить и обустраивать свои дома, а также создавать одежду и инструменты, они развили свое функциональное и эстетически гармоничное восприятие своей окружающей среды, воображение, ремесленные навыки и уважение к хорошо проделанной работе. Навыки латвийских мастеров были высоко оценены иностранными экспертами, например, Анри ван де Вельде (1863-1957), осуществлявшим надзор за строительными работами в Риге в 1910 году. Люди, проживавшие в разных регионах, сталкивались с определенными барьерами в коммуникации, что послужило причиной появления около двадцати различных вариантов национального костюма с разными комбинациями цвета и орнаментами. Увидеть обилие цвета и орнамента мир смог благодаря талантливым представителям ремесла, чьи изделия получали медали на международных выставках уже с начала 20-го века. Традиции народного искусства получили творческое применение благодаря художникам, работающим в стиле модерн и арт-деко (Юлийс Мадерниекс, 1870-1955 — декоративные узоры для текстиля; Ансис Ц рулис, 1883-1942 — мебель; Романс Сута, 1896-1944 и Александра Бельцова, 1892-1981 — роспись фарфора Baltars), и одному из наиболее интересных конструктивистов, Густавсу Клуцису (1895-1938).

Систематическое исследование связанных с содержимым, структурных и фундаментальных ценностей народного искусства, ремесла и строительства — это еще один краеугольный камень современного латвийского образования в области ремесла и дизайна.

До 1914 года в крупномасштабном, промышленном производстве доминировали российские и иностранные специалисты. Латвийские предприниматели получили возможность заняться крупномасштабным производством только после Первой мировой войны, когда новообразованное Латвийское государство начало индустриализацию экономики. Несмотря на то, что образования в области дизайна как такового еще не существовало,а само слово было неизвестно широкой общественности, дизайнеры все же смогли добиться признания и успеха, еще большего, если бы пути творческих личностей и заинтересованных производителей пересеклись. Ряд латвийских ремесленников объединились и создали фарфоровый завод Baltazars, специализирующийся в производстве уникальной фарфора ручной росписи. На международном уровне, пожалуй, самой известной историей успеха Латвии является Государственный электротехнический завод VEF (Valsts Elektrotehniskā Fabrika), прославившийся своим летательным аппаратом, разработанным выдающимся авиаконструктором Карлисом Ирбите (1904-1997), радиоприемниками, разработанными его братом Адольфом Ирбите (1910-1983) и получившими Гран-при на международных выставках 1936, 1937 и 1938 годов, а также фотоаппаратами Minox, созданными Вальтером Заппом (1905-2003). Специалисты считают мотоцикл Pandera с электрическим стартером, который был спроектирован в 1937 году Арнолдсом Пандерсом и построен Пандерсом в сотрудничестве с Карлисом Ирбите, уникальным для своего времени. Для сравнения, Харли-Девидсон запатентовал электрический стартер только в начале 60-х годов 20-го века.

Дизайн упаковочных материалов и рекламных плакатов также менялся в соответствии с тенденциями мировой моды и требованиями общества. Восстановление разрушенных войной городов и строительство новых домов облегчили создание интерьера, мебели и предметов быта.

Данное развитие, столь успешно начатое, было прервано Второй мировой войной. Латвия была насильно присоединена к Советскому союзу, централизованная, плановая экономика которого отнюдь не была направлена на удовлетворение потребностей покупателей и конкуренцию — естественный двигатель развития качества и дизайна продуктов. Тем не менее, желание создавать красивые вещи и структурированную, упорядоченную окружающую среду взяло верх и продолжило развиваться вопреки неподходящим условиям. В середине 20-го века на промышленных предприятиях Латвии стали вновь появляться отделения дизайна. В 1961 году Национальная художественная академия ввела профессиональную учебную программу дизайна наряду с курсами изобразительного искусства, текстильного искусства, керамики и металлообработки. В советский период дизайнеры стали одной из наиболее активных групп творческих кругов Латвии. Они организовывали выставки, продвигали исследования, популяризировали идеи современного дизайна продуктов и оформления окружающей среды в обществе, основывали профессиональные организации. Наиболее выдающиеся группы дизайнеров вели свою деятельности в области радио-оборудования (VEF; Radiotehnika), спортивных мотоциклов и мопедов (Sarkanā Zvaigzne), мебели (Gauja), фарфора (Rīgas porcelāna rūpnīca), текстиля, предметов моды и ювелирных изделий. Дизайнеры создавали декоративно экспрессивные предметы окружающей среды, предметы интерьера и информационные системы. Поскольку официальная идеология СССР не признавала последних тенденций современного искусства, появлявшихся в остальном мире, слово «дизайн» иногда использовалось как маскировка для работ латвийских художников, которые не соответствовали стилю официально утвержденного социалистического реализма.

Обширная сеть детских художественных школ и ремесленных студий для взрослых под руководством опытных профессионалов также способствовала общественному пониманию того, что же означает творческий подход к работе и качеству продукции. В рамках этой сети проектам не требовалось подтверждение центральной бюрократии СССР; не стоило бояться, что хорошая идея, дойдя до производства, пострадает от плохих методов и отношения, обернувшись товарами плохого качества, что могло подмочить репутацию дизайнера. Мастера народных ремесел Латвии вновь основали Латвийскую ремесленную палату — профессиональную организацию, которая присваивает международно признанный титул мастера. Несмотря на то, что предпринимаются случайные попытки провести, хотя бы в теории, разделительную черту между ремеслом и дизайном, множество примеров успешного сотрудничества существуют до сих пор. Молодые люди со средним образованием в одном из ремесел охотно продолжают обучение в области дизайна.

За 21 год с момента восстановления независимости Латвии рынок дизайна был восстановлен, а дизайн, производство и предпринимательство все чаще нераздельно связаны друг с другом. Преимущества латвийского дизайна заключаются в его уникальной истории, способности объединять в себе историю, традиции и современные задачи, а также в промышленном применении.

Развитие дизайна тесно связано с развитием в тех секторах экономики, где он используется. Это в особенности относится к текстильной и легкой промышленности, пищевой, мебельной и полиграфической промышленности, рекламному бизнесу Латвии, и частично к определенным уникальным инициативам, например, экологически чистой косметике, производству художественных обоев и джазовым микрофонам.

Для латвийского дизайна такие исторические предприятия, как шоколадная фабрика Laima, Latvijas Balzams и косметика Dzintars неизменно играли важную роль. Однако в условиях новой открытой экономики они вынуждены искать новые способы привлечения покупателей и поддержания своей привлекательности. Возрождение таких исторических предприятий обещает сильную и основанную на традициях конкуренцию в будущем, отводя ключевую роль типичному латвийскому дизайну.

Поскольку латвийские изделия готовятся к международной конкуренции как в Латвии, так и за ее пределами, появляются всё новые и новые задачи. Относительно новая, но уже неплохо освоенная ниша — экологически чистые продукты. Национальные традиции искусства и ремесла неизменно остаются богатыми источниками вдохновения, как то уже показали такие компании, как Madara (экокосметика), Ars-Tela, Studio Naturals (льняные изделия) и пр. Тем не менее, Латвия находится еще только в начале своего пути по поиску особой ниши дизайна.

Признавая важную роль дизайна, он был включен в Основные направления развития культуры на 2014-2020 гг. в качестве одной из творческих индустрий. Совет по дизайну ведет свою деятельность под покровительством Министерства экономики.

 

Дополнительная информация:

Союз дизайнеров Латвии http://design.lv
ООО «Дизайнерско-информационный центр» http://dic.lv
Патентное ведомство Латвийской Республики https://www.lrpv.gov.lv